Menu

Sermyagins Family.

Семейный сайт — все что нам интересно в прошлом, настоящем и будущем

dodo 001 stopar

Дедов стопарь

 

 

Стандартных размеров серебряный стопарь. Такой несложно отыскать где-нибудь в магазине, торгующем серебром. Стандартный рисунок на стенках в виде цветов и стеблей. На свободном поле умелой рукой гравера, что сидел когда-то в лавочке возле причалов порта Николаевска-на-Амуре, начертано с росчерками:

Н. Г.
Сермягинъ
1907 г.

Артельщики преподнесли этот стопарь уважаемому своему товарищу Никандру Григорьевичу Сермягину, лоцману, водившему пароход по всему Амуру от Николаевска аж до Благовещенска и по реке Амгунь до Керби. Преподнесли, надо полагать, по случаю тридцатилетия.

 

dodo 01 stopar

Дед (Никандр Григорьевич Сермягин), бабушка (Мария Кирилловна Сермягина), тётя Лида (Лидия Никандровна Сермягина) и дядя Пётр (Пётр Никандрович Сермягин), 1908 год, Николаевск-на-Амуре.

 

Какова ёмкость стопаря?
С точки зрения геометрии это усеченный конус.
Внешние его размеры:
высота h = 62 мм; нижний диаметр r = 30 мм; верхний диаметр R = 40 мм.

dodo 02 stopar

Стопарь.

 

Математика утверждает, что объем усеченного конуса можно подсчитать по формуле:

dedov 18 stopar

Итого получаем: внешний объем V = 60,06 куб.см.

dedov 03 stopar

Цветы и стебли.

 

Но нас больше интересует внутренний его объем, в смысле сколько в него налить можно драгоценной живительной влаги. При толщине стенок = 0,8 мм получаем внутренний объем = 54,02 куб.см. Таким образом, ежели не наливать под завязку, а с некоторым недоливом для гарантии, чтоб не расплескать драгоценную жидкость, то стандартные 50 Грамм аккурат в стопарь помещаются. Это та самая норма, которая хорошо идет и хорошо ложится, неторопливый, но достаточно ритмичный прием которой очень помогает течению неспешной приятной беседы с хорошим человеком или глубоким размышлениям на самые разнообразные, в том числе отвлеченные, темы где-нибудь наедине с природой.

Вот и дед, приезжая домой в Удинск, когда семья уже там жила, после очередного рейса на пароходе, шел сначала в баню. А потом брал четверть (это бутыль такая, если кто не в курсе, на четверть ведра, а ведро = 12,299 литра), шел на высокий берег Амгуни и долго размышлял там в уединении, глядя на нескончаемый быстрый бег речной воды.
Так нам с братом отец рассказывал. Он то и унаследовал знаменитый стопарь. Ну, как унаследовал, так получилось.

А получилось так.
Тряпицынский грабеж зимой 1920-го года стопарь как-то пережил. Эти якобы «анархисты» грабили здорово, да видно не особо старательно, абы как. Семью выгнали из дома в тайгу, спасибо соседи — китайцы помогли в первые дни, а потом переправили в Керби к прадеду нашему. Деда доблестные борцы за свободу забрали с собой возить на пароходе свои отряды. Потом этот пароход вместе с дедом захватили другие борцы, правильные «красные». Дед сумел ночью очень тихо привести пароход с десантом «красных» в Керби, где располагался штаб Тряпицына. Его захватили, арестовали, был суд, всех бандитов-грабителей расстреляли.
Прошло время, все вроде бы восстановилось, наладилось.
Но вот в 1931-м году появились другие борцы за народное счастье — активные строители нового колхозного порядка, которые подошли к делу значительно более тщательно, учли и пересчитали все до мелочи. Деда отправили в тюрьму(ну, кулак, враг трудового крестьянства, куда ж его еще!), бабушку все так же выставили в тайгу (подыхай, кулачье поганое!) — это вполне традиционно для истинных борцов за счастье народа. Старшие дети к тому времени уже разъехались, с бабушкой оставался только младший Григорий. Хорошо, разрешили ей уехать к старшей дочери Лиде в Николаевск-на-Амуре.
Через полтора-два года с самого верха пришло указание, что вы, мол, товарищи хорошо постарались, но у вас произошло некоторое «головокружение от успехов». Часть людей, в том числе и деда, из тюрьмы выпустили, то есть согласно указаниям малость положение подправили. Ну, а люди что? На людей как всегда наплевать. Никакого возврата к прежней жизни уже не могло быть. Ни прав никаких, ни имущества. Старый друг помог деду устроиться на работу в «Заготпушнину» и они с бабушкой лет пять скитались по таёжным заимкам, а потом осели в Хабаровске.

Когда это «колхозное строительство» происходило, Анатолий был на приисках, работал там учетчиком, было ему тогда уже шестнадцать. Ну, как учетчиком, приходилось многое делать, и учитывать золото, и перевозить. Вспоминал иногда свои приключения, рассказывал. Поручили ему как-то раз доставить намытое за долгий период золото в контору. Насыпали золотого песка полную металлическую банку литра на три примерно. Дали ружжо — берданку — иди! Несколько дней и ночей шел он один по тайге, ориентировался по солнцу, а больше по интуиции, вырос в тайге. Эта интуиция и помогла: почуял, что за ним идут чужие люди, сумел спрятаться, уйти от погони. Как потом оказалось, прослышала местная шайка, что пацана одного отправили с таким грузом, и решила воспользоваться случаем. Но ничего, жив остался пацан и золото куда надо доставил. Такие вот дела.
Во всяком случае, при раскулачивании Анатолий был далеко, а потому в арестанты не попал. Пришел спустя какое-то время, тайно, пришел просто посмотреть, что осталось. Никого вокруг не было, никто не помешал. А что осталось? Так, пепелище, разгром … Походил вокруг, посмотрел, и вдруг наткнулся на что-то блеснувшее под ногами, втоптанное в грязь. Поднял. Ба! Да это стопарь, весь покореженный, сплющенный. Как он здесь оказался, кто его бросил? Отряхнул стопарь от земли, положил в карман. Потом разогнул, выправил и уже никогда за всю свою долгую жизнь с ним не расставался.

 

dedov 04 stopar

Братья Сермягины: Пётр, Анатолий, Григорий Никандровичи и кузина Анна Клюева. 1933 г., Хабаровск.

 

А побросала Анатолия судьба порядочно. Сначала жил в Николаевске-на-Амуре, потом ходил матросом на пароходе по Амуру, работал в морском порту Владивосток.

dedov 05 stopar

Анатолий Сермягин, 1936 г., Владивосток.

 

Там поступил на рабфак, затем в Уральский индустриальный институт на механический факультет в Свердловске.

dedov 06 stopar

Анатолий Сермягин, 1940 г., УИИ, Свердловск.

 

Только успел пять курсов закончить — грянула война, и вместо преддипломной практики уже на третий день войны грузился в вагон эшелона. Но студентов отправили не на фронт, а для начала в артиллерийское училище, в Ирбит.

dedov 07 stopar

Курсант Анатолий Сермягин, январь 1942 г., Смоленское артиллерийское училище, Ирбит.

 

Пока учились стрельбе из пушек сорок пятого калибра, в Свердловск приехала в эвакуацию Военно-Воздушная инженерная Академия им. Жуковского А.Е., куда перевели всех бывших студентов УИИ для ускоренного выпуска инженеров авиации.
После окончания академии по специальности «вооружение самолетов» Анатолия назначили в Ковров на оружейный завод им. тов. Киркижа, ОКБ Дегтярева В.А., делать авиационные пушки и пулеметы.
Так началась долгая и беспокойная офицерская жизнь, в которой изредка находилось время и на размышления в компании стопаря. Не часто, конечно, только по большим праздникам, в кругу друзей, или в минуты задумчивости.

dedov 08 stopar

Инженер-капитан Анатолий Сермягин, 1949 г., Ковров.

 

 

dedov 09 stopar

Инженер-майор Анатолий Никандрович Сермягин, 1952 г., Ковров.

 

Через десять лет пришлось оперативно упаковывать сундуки-чемоданы и переезжать на новое место службы: руководителем военной приемки на оружейном производстве Ижевского машиностроительного завода, ОКБ Калашникова В.Т.
Спустя несколько лет — опять сундуки-чемоданы и переезд в Свердловскую область, в город Свердловск-45 на аналогичную службу.

dedov 10 stopar

На прогулке по уральской тайге.

 

dedov 11 stopar

Инженер-полковник авиации Анатолий Никандрович Сермягин, 1964 г., Свердловск-45.

 

Незаметно подкрался «дембель» и переезд, уже последний, в Воронеж, где какое-то время отец еще работал, а затем уже совсем вышел на полную пенсию.
Там в Воронеже в марте 1997 года, уходя в мир иной, отец вручил дедов стопарь, как и говорил всегда, старшему сыну Борису.

dedov 12 stopar

Анатолий Никандрович и Борис Анатольевич Сермягины, 1967 г., Свердловск-45.

 

С тех пор, вот уже двадцать с лишним лет стопарь находится у Бориса в эксплуатации в городе Лесном (бывшем Свердловске-45).
Переезжать Борису особо не приходилось, всего-то пару-тройку раз. Вся его жизнь связана со Свердловском-Екатеринбургом, с Уральским Политехническим (бывшим Индустриальным) институтом, в одном из студенческих общежитий (1-й студкорпус Втузгородка, экономический факультет) которого он появился на свет холодным, голодным днем декабря 1941 года. Трех лет ему еще не было, как совершил он в сопровождении родителей вояж на запад, в Ковров.

dedov 13 stopar

Борис (слева) с другом Валегой, 1947 г., Ковров.

 

Потом был аналогичный вояж в обратном направлении на восток, в Ижевск, где Борис достиг заметных успехов в спорте, занимаясь всем подряд, кроме шахмат и шашек. Приходилось ему принимать участие и в местных официальных церемониях. Вот например, фотография из какой-то тогдашней Ижевской газеты, где показан торжественный спортивный парад в июне 1956 года на стадионе «Зенит» по случаю празднования 400-летия добровольного (!) присоединения Удмуртии к России. Во главе колонны на шаткой мотоциклетной площадке в гимнастических штанах и задом к голоногой девице — наш герой, цепко ухватившийся за шток (только бы не свалиться!). Трибуны практически пусты, поскольку на мероприятии планировалось присутствие кого-то из «о-го-го каких начальников», чуть ли не сам «наш дорогой и горячо любимый Никита Сергеевич», то бишь «кукурузник», из-за чего как и положено «народ» на стадион не допускался (во избежание). Но зато поблизости давали пиво на разлив, а потому народ и не переживал особо.

dedov 14 stopar

«Еще выше знамя советского спорта!» Парад на Ижевском стадионе «Зенит», июнь 1956 г.

 

Спустя немного времени — новый вояж, еще дальше на восток, в Свердловск-45, и почти сразу — возврат к истокам в родной УПИ, теперь уже на физико-технический факультет, специальность «разделение изотопов».
Еще не научившись как следует разделять изотопы и властвовать над ними, Борис уже хорошо умел стремительно прорываться через заслон и забрасывать мяч в ворота, почему тут же был взят в институтскую команду по ручному мячу (Hallenhandboll) 7х7 и все годы учебы и потом всю жизнь, практически до нынешнего времени, выступал центрфорвардом в разных командах.

dedov 15 stopar

Центровой команды УПИ, Свердловск, 1962 г.

 

Конечно, учеба и работа — это главное, но спорт всегда занимал в жизни Бориса важное место. После института он был направлен на работу в Свердловск-45, в лабораторию масс — спектрометрических измерений изотопного состава элементов, которой посвятил практически всю жизнь. Выполнял план, проводил измерения, писал отчеты, готовил доклады, статьи, с которыми ездил на различные научные конференции, переводил умные статьи и книги. Даже книгу по масс-спектрометрии склепал вместе с профессором из УПИ. Но всегда, вплоть до самой пенсии, отдавал много времени спорту.

dedov 16 stopar

Стремительный прорыв, бросок, гол!

 

То есть, попав к Борису в руки, дедов стопарь не сказать, чтобы совсем уж пылился на полке, но и особых нагрузок в эксплуатации не испытывал, большому износу не подвергался. Он находился в умелых руках человека, имеющего большой опыт работы с куда более сложными техническими устройствами.

dedov 17 stopar

Борис Анатольевич совершают моцион.

 

Таким образом, за сто десять лет (можно сказать юбилей!) работы техническое устройство, именуемое «дедов стопарь», показало свои высокие эксплуатационные качества, как то:

— высокая износостойкость,
— способность к восстановлению после сильных физических воздействий, приведших к изменению конусообразной формы,
— высокие прочностные характеристики при статическом и динамическом воздействии,
— высокая стойкость к нагрузкам при транспортировке,
— способность сохранять свой внешний вид под воздействием атмосферы различных климатических зон Евразийского континента, а также атмосферы больших мегаполисов, содержащей значительное количество СО2, других нехороших газов и мельчайших твердых частиц,
— стойкость при воздействии довольно крепких жидкостей различного состава, пусть и весьма полезных человеку.

Имеются, правда, некоторые царапины да потертости, но это мелочи. В целом дедов стопарь вполне пригоден к дальнейшему использованию по назначению, а потому его история, а также история тех, к кому он в будущем попадет в руки для последующей эксплуатации, на этом не заканчивается.

Но рассказывать об этом уже не мне, придут другие …

 

 

 

06.05.1946 г. Ковров, Ижевск, Свердловск-45 (ныне Лесной), Казань, Москва, Луцк, Москва. Казанский авиационный, двигатели, инженер ракетных войск, КБ им. С.А. Лавочкина (Химки), Луцкая дивизия Ракетных войск стратегического назначения (в/ч 43180, комплекс Р12 (8К63)), ОАО «Военно-промышленная корпорация «Научно-производственное объединение машиностроения» (Реутов). Пенсия, пока работаю.

No items found

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *