Menu
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Семейный сайт — все что нам интересно в прошлом, настоящем и будущем

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Воспоминания Лидии Никандровны Музыковой (Сермягиной). часть 6.

[mashshare]

Продолжение воспоминаний Лидии Никандровны Музыковой (Сермягиной).

lida 01 sechs
Гиляцкое стойбище.

И в последний раз мы были у родителей уже в 1936 году. Они уже жили на реке Тунгуске, в гиляцком стойбище Джармен. Тут были только гиляки, забавный народ, несколько похож на вьетнамцев по виду, но душевнее намного. Сколько я прожила, видела и жила с людьми разных национальностей, ни к кому у меня не было антипатии, как к вьетнамцам, они хитрые и очень настырные люди.

lida 02 sechs
Вокруг Хабаровска.

lida 03 sechs
Лесная изба.

Летом 1936 года мы все съехались к родителям, кроме одного брата Александра. Была сестра с мужем, все спали в сарае. Сарай был большой и чистый. Каждый день ели свежую рыбу, мама пекла пироги, ходили в лес за грибами, за ягодами. В этом стойбище решили сделать гиляцкий колхоз, дали коров, пару лошадей, построили дома, но ничего не получилось в конечном счете.

lida 04 sechs
Гиляки, конец XIX века.
lida 05 sechs
Гиляки в летнем наряде, 1899 г.

Как-то захромала лошадь, пришли к отцу с жалобой, что делать? Он посмотрел и сказал: «Давайте её положим».
Положили на землю, а у нее заноза под копытом. Мама принесла ножницы, щипцы, чистую тряпку, все очистили, шерсть состригли, и отец щипцами вытащил занозу. Все сделали, и лошадь хорошо пошла.
Вот гиляк подошел к отцу и говорит: «Какой ты вумный, ну как Ленин, ну как Ленин, все знаешь».

lida 06 sechs
Праздник реки.
lida 07 sechs
Зимний наряд, 1899 г.

Приехал как-то какой-то гиляк, окончивший институт Севера в Николаевске (в то время такой был), приехал с проверкой. Собрали собрание, пригласили моих родителей.
Стал выступать ученый гиляк и начал (не выговаривая шипящих) с того, что — «Вы сто, сволоси, так плохо работаете, я вас, гадов, всех пересазу, ах вы, так и растак вашу маму, я вас всех согну к сертовой матери» и опять маму, размаму.
Отец его за пиджак дергает, а он еще хлеще их кроет. Интересное племя.

В начале Советской власти было запрещено называть гиляк, тунгус, якут, надо было называть нацмен, т.е. национальное меньшинство. Но это держалось недолго.
Гиляки – это люди, которые полностью антисанитарны. Было так, жили они когда-то, как в Африке: стойбище, жилище на 4-х столбах – пол, крыша, стены – обшиты ветками, замазаны глиной, небольшая железная печурка. Залазили в жилище по жердям, т.е. срубленные жерди полого положены наверх у входа, ну и карабкайся как мартышка.
В конце 19 века пришли русские, адмирал Невельской под командой генерала Муравьева, наместника или генерал-губернатора Востока, открыли Амур, Охотское море и пр.пр. это большая история. Да, так с приходом русских, которые обратили на все и вся свое внимание, и у гиляков появились жилища. Стали они жить в домах.

lida 08 sechs
Ребенок в берестяном корыте.

Вот родился у них ребенок, они, не купая, заворачивают его в тряпку, уже готова постель – это сшитое из коры березы что-то похожее на корыто. Туда кладут ребенка. Под попой – дыра, к ней привязывают жестяную банку, это вроде горшка, по необходимости её отвяжут, выльют содержимое, и снова привяжут. Ребенок растет, ноги уперлись, из коры снова шьют добавку и надшивают — постель удлинилась. А к этой коробке-люльке на углах пришивают веревочки и подвешивают к потолку, удобно – люлька висит, – никому не мешает, и порядок.
Мать кормит грудью, ребенок подрастает – ему надо кушать, берут тряпку, кусок хлеба, мать его хорошо разжует, вложит эту жвачку в тряпку, завяжет и в рот ребенку, он сосет, заорет, дают добавку, все хорошо, и без хлопот. Так он находится в корыте, пока не будет бегать.
Побежал, наденут штаны и рубаху, и пошел, корм он себе найдет. Подрастет – он уже рыбак. Они очень ловкие. Когда плывут на берестяной оморочке, весло одно, как у спортсменов на байдарках. Он плывет с такой быстротой, можно позавидовать. Если дать им участвовать в соревнованиях, они всех перегонят.
Красиво едут с горы зимой на (камусных) лыжах. Мчится с ружьем и палит в цель, палит в движущуюся цель, вот виртуозы. Я все это видела, вместе зимой катались еще в молодости, эх, как было здорово!

lida 09 sechs
Флотилия оморочек.
lida 10 sechs
Зимнее одеяние, 1899 г.

Один наш гиляк – Максим Пассар его звали, в эту войну был снайпером, уничтожил 67 немецких снайпера. Его вначале наградили орденом, а потом, когда 67-го снял, получил звание Героя Советского союза. Так его матери построили новый дом и еще что-то подарили.

lida 11 sechs
Зимний праздник.

У гиляков каждый год бывает Медведь-праздник. Ловят медведя, сажают на цепь, хорошо кормят, потом в день праздника собирается народ, вбивают столбы в землю, на столбы на веревках подвешивают сухие бревна, берут палки и колотят по бревнам, получается гул, это вроде оркестра. Все прыгают, скачут, потом заходят в дом гости.

lida 12 sechs
Внутри гиляцкого зимника.

А у задней стенки дома внутри стоит кан — это от стенки до стенки впритык к задней стене сделано сооружение вроде сплошной нары, обмазано глиной, и в середине кана топка, её затопят, и весь кан прогревается, там спит вся семья. Ну, на кан садятся и гости, в том числе и мы с Петром.

В дом на цепях должны привести медведя, а тут уже ждет его молодой ловкий гиляк с кинжалом в руке. Кинжал узенький, деревянная рукоятка, очень острый.

lida 13 sechs
Медведь — праздник.

Вот медведя привели, быстро сняли металлический ошейник, и медведь злой, лицом к лицу с человеком. Вот медведь готовится наброситься, но парень ждет, и одним прыжком кидается на медведя и как разворачивается лицом к его голове, тишина стоит, и он, развернувшись, вонзает ему в шею, прямо в лен, кинжал, и медведь падает замертво.

Тут все громко заговорили, парню подарок, — это уже русские преподносят, у гиляков такого порядка нет. На праздник Медведя едут все хлопцы.

Медведя уносят на улицу, обдирают, разводят костры, и уже на шомполах жарят шашлыки, конечно, привозят и водку. Зрелище интересное, я два раза была.

В общем, веселятся, и еще – костер. Там приходит шаман, чем только он не увешан, даже деревянные стружки. Халат дикий, на голове лисья шкура с головой с глазами и зубами – это у него шапка, разобрать трудно. Он зычно рявкает, прыгает через костер в своих лохмах, я думала, что он вспыхнет, ничего, не загорелся.

lida 14 sechs
Шаман.

Развлечение хорошее.
Мы в Джармене тогда были все вместе, как было весело и хорошо всем, была Тоня, жена Петра и сын их Сережа был на руках, такой беленький с черными глазами. Гилячки говорили, ой, гичкули, гичкули, все равно, что коленкор (коленкор – белый, белый материал), и все осторожно трогали руку пальцем и качали головами.

lida 20 sechs
Сережа Сермягин, 22 августа 1937 г.

Как-то надо было съездить в Хабаровск, что-то купить. Мы поехали с Петром, сели в лодку с гиляками, а они поехали продать рыбу, и мы быстро доехали до Хабаровска.

lida 15 sechs
Хабаровск, вокзал.

Сходили в магазин, набрали две сумки, собрались ехать назад, а поезд идет вечером. Мы пришли на вокзал, билетов нет. Пошли в ресторан на вокзале, смотрим, зашло много молодежи, они ехали работать на Волочаевку, с музыкой, веселые. Уселись рядом с нами, ну, разговорились, сказали им, что у нас нет билетов. Они говорят, пошли с нами, и все будет хорошо. Мы пошли.
Поезд стоял уже, стали садиться, они нас протолкнули, мы залезли. Говорят, ложитесь на лавки по одному. Мы легли, и они нас забросали рюкзаками и еще какими-то шмутками.

Пришла проводница проверять, спросила: «А это что?»
— «Это наши вещи».
А с краю сели сами. И мы поехали. А на Волочаевке мы спрыгнули.
Была уже ночь, темно. Мы подошли к будке, где сидел какой-то мужик в железнодорожной форме.
Мы спросили: «Как доехать до 2-й Волочаевки?»
Он сказал: «Вон стоит состав с железными трубами, садитесь, он сейчас пойдет».
Я спросила: «А Вы кто?»
Он говорит: «Я расконвоированный ссыльный».
Тогда строилась дорога на 2-ю Волочаевку и куда-то дальше. Мы забрались, сели на трубы и поехали. Сбоку – лес, темно, Петр закурил. Вдруг трубы зашевелились, мы испугались.
Я спрашиваю: «Кто там есть?»
Он отвечает: «Заключенный, если можно, дайте закурить, не бойтесь».
Ну Петр говорит: «Иди сюда».
Он подошел, закурил и сел с нами. Вскоре поезд остановился на разгрузку, и мы вышли.
Это была фаланга, место, где заключенные должны разгружать вагоны. Мы собрались идти дальше по рельсам, нам сказали, вот скамейка, садитесь до утра, вас никто не тронет, а пойдете, можете не дойти, ночь, и всякие есть зэки, есть урки. Я села на скамейку, рядом сидел уже в годах человек, и мы стали разговаривать.
Я спросила: «А Вы откуда?»
Он охотно ответил: «Из-под Воронежа, по статье семь восьмых».
Тогда была эта статья от седьмого августа, наказание за сбор колосков. На поле после жатвы хлеба падали колоски, и люди собирали их от того, что в тот год в Воронежской области был плохой урожай. Вот их и выслали сюда, в тайгу. Жилища нет, им сказали, стройте сами себе, вон лес, получите инструменты и стройте.
«Вот мы и построили, как хотели, раскорчевали лес, живем здесь уже три года, уже обросли хозяйством, земли много, лес со всеми угодьями, ягодами, грибами, рыбой, прямо золотой край, наши бабы ездят в Хабаровск торговать. Светло будет, увидишь наше маленькое село, а работы тут всем хватит».
И в самом деле, утром я увидела всю красоту поселка, что создали люди. Мы распрощались и пошли по рельсам к реке Тунгуске. Такая красота – по обе стороны стоит красивый и могучий лес.

Идем, слышим, кто-то за нами идет так быстро, я даже испугалась. Идет человек в военной одежде, но без погон, догнал, поздоровался, сказал, возьмите меня в компанию. Стали разговаривать, он рассказал, что построили мост через Тунгуску без единого гвоздя, и уже опробовали. Выдерживает большие тяжести. За этот мост премировали хорошо всех инженеров.
Я спросила: «А Вы из охраны?»
А он засмеялся и сказал, что охраны здесь нет, что никто никуда не убежит, т.к. от добра — добра не ищут, а я заключенный.
Я удивилась, за что, говорю.
«Да за вредительство».
Я чуть не потеряла дар речи, впервые вижу рядом вредителя. Слышала много, а тут рядом вредитель, и имеет 10 лет срока, совсем хорошо.
Я его спрашиваю: «А как Вы вредили. Если можно, расскажите».
«Можно, конечно», и рассказал все, что получал хорошие деньги, будучи инженером-строителем, что построенные им дома, вскоре разрушались, кирпичи трескались, стены вываливались, и пр.пр. Потом их засекли и судили, всем участникам этого дали хорошо.
Я спросила: «А зачем?»
«От ненависти к Советской власти»,- сказал он.
Очень откровенный был разговор.
А потом он говорит: «Посмотрите вон на ту горку».
Я посмотрела, там стояли несколько аккуратных домиков, очень красивые.
Он пояснил: «Эти домики занимают начальник стройки и инженеры, что строят дорогу. И я там живу. Мне скостили срок, через два месяца я уже буду свободен, и тут и останусь жить. Тут свобода действия, а работы – непочатый край. Я сознаю свою подлость по отношению к Отчизне».
Такой приятный человек оказался.

lida 16 sechs
Берега реки Тунгуски и мост.

Дошли до реки, он показал нам мост издалека, очень красивый. Нам надо было переехать на ту сторону Тунгуски. Он тут же позвал зэка, и тот нас перевез, так мы распрощались с вредителем. Переехали, и Петр дал этому зэку 5 руб. Зэк был очень благодарен. Что интересно, всем строителям платили за труд и без задержки, даже зэкам.
Мы переехали в деревню Даниловка и быстро дошли до Джармена. Вскоре мы все уехали по домам.

lida 17 sechs
Мост через реку Тунгуску.

И уже в 1936г. к зиме отец с Петром купили небольшой дом в Хабаровске. Окончилась их бродячая жизнь, в Хабаровске был дом – две комнаты, кухня. Сарай, огород – 6 соток. Отец начал работу в пищеторге, работал заведующим овощным складом, где все было в бочках в засоленном виде. С ними жил Петр с семьей.
Умер отец в 1942 году 2 февраля, мама – в 1951 году 12 февраля.

lida 18 sechs
Тунгуска.

lida 19 sechs

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

06.05.1946 г. Ковров, Ижевск, Свердловск-45 (ныне Лесной), Казань, Москва, Луцк, Москва. Казанский авиационный, двигатели, инженер ракетных войск, КБ им. С.А. Лавочкина (Химки), Луцкая дивизия Ракетных войск стратегического назначения (в/ч 43180, комплекс Р12 (8К63)), ОАО "Военно-промышленная корпорация "Научно-производственное объединение машиностроения" (Реутов). Пенсия, пока работаю.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

One thought on Воспоминания Лидии Никандровны Музыковой (Сермягиной). часть 6.

  • Sergei:

    Записки вашей тетушки (как истинной свидетельницы событий) от первого литца, переворачивают всю историю событий научных дебилов профессоров, втолковавших всему русскому обществу другую историю — советская власть принесла на Дальний Восток религию, правду и равноправие друг с другом и товарищем.
    Я в шоке, советы бандитизмом и кровь заставили (кто против — р.Амгунь текла и будет течь дальше, трупов в реке больше или меньше (центральная власть далеко и не узнает) кому какое дело, было у вашего дядюшки 15 подштанников или их вообще не было. Суки! Я был пионером на берегах Амгуни, я верил этому светлому порядку! Сейчас из записок тетушки я узнал — в детстве я бегал и ломал по остаткам и руинам людей живших на этих берегах еще при царе, этих людей советы резали и убивали, я даже не знал, что по Амгуни золотопромышленники были (я думал, золото при советах на Амгуни начали добывать).

    Говорят — век живи и век учись! Ваша тетушка во споминаниях по р.Амгунь столько поселений назвала, что половину я знаю (только они не существуют с 40-60 годов наверное) и знаю еще половину тех поселений (опять же они не существуют так же давно), но они попросту были рядом с поселениями где ваша тетушка жила и они существовали наверное в ее времена (я просто знаю исчезнувшие руины рядом с проживанием вашей тетушки), только я никогда не думал что это исторические руины на берегах р.Амгунь, я всегда думал — это обычные брошенные гнилушки охотников или рыбаков.

    Спасибо, так много узнал о побережье Амгуни. Стану старым, напишу свою эпопею Приамгунье с цитатами вашей тетушки (с разрешения конечно).
    С уважением Сергей Б.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Site Footer

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

1 комментарий к “Воспоминания Лидии Никандровны Музыковой (Сермягиной). часть 6.”

  1. Записки вашей тетушки (как истинной свидетельницы событий) от первого литца, переворачивают всю историю событий научных дебилов профессоров, втолковавших всему русскому обществу другую историю — советская власть принесла на Дальний Восток религию, правду и равноправие друг с другом и товарищем.
    Я в шоке, советы бандитизмом и кровь заставили (кто против — р.Амгунь текла и будет течь дальше, трупов в реке больше или меньше (центральная власть далеко и не узнает) кому какое дело, было у вашего дядюшки 15 подштанников или их вообще не было. Суки! Я был пионером на берегах Амгуни, я верил этому светлому порядку! Сейчас из записок тетушки я узнал — в детстве я бегал и ломал по остаткам и руинам людей живших на этих берегах еще при царе, этих людей советы резали и убивали, я даже не знал, что по Амгуни золотопромышленники были (я думал, золото при советах на Амгуни начали добывать).

    Говорят — век живи и век учись! Ваша тетушка во споминаниях по р.Амгунь столько поселений назвала, что половину я знаю (только они не существуют с 40-60 годов наверное) и знаю еще половину тех поселений (опять же они не существуют так же давно), но они попросту были рядом с поселениями где ваша тетушка жила и они существовали наверное в ее времена (я просто знаю исчезнувшие руины рядом с проживанием вашей тетушки), только я никогда не думал что это исторические руины на берегах р.Амгунь, я всегда думал — это обычные брошенные гнилушки охотников или рыбаков.

    Спасибо, так много узнал о побережье Амгуни. Стану старым, напишу свою эпопею Приамгунье с цитатами вашей тетушки (с разрешения конечно).
    С уважением Сергей Б.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *