Menu
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Семейный сайт — все что нам интересно в прошлом, настоящем и будущем

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ЧЕТЫРЕ ДНЯ В СТАМБУЛЕ. ДЕНЬ ТРЕТИЙ.

[mashshare]

Бейоглу

На третий день, утром, едва позавтракав, мы поспешили на трамвай, доехали до остановки Каракёй (первая после Галатского моста) и  под палящим солнцем поднялись по очень крутой,  кривоколенной улочке.  И наконец в узком проулке,  за стенами  соседних  домов: «Вот она, башня Галата!».

О, красота! Внутри башни работали на полную мощность все кондиционеры, а наверх туристов поднимал большой вместительный лифт (11 лир). Обзорная площадка очень узкая и тесная, для других целей она строилась и не для такого количества посетителей. Но глядя на эту  грандиозную панораму, забываешь обо всем, замираешь в полном оцепенении от восторга!

«Опа-на! Вон трамвайные пути посредине моста идут. Мы только что тут ехали. А дальше Новая мечеть, Базар пряностей и весь район Большого Базара.»

«А это Голубая мечеть. Шесть её минаретов отлично видны.  Султанахмед. А дальше, едва видны  в дымке корабли на рейде, Мраморное море!  Набережная Эминёню,  залив Золотой Рог и причалы, причалы  …»

Но по порядку. Начнем с Босфора. Виден мост Ататюрка, за проливом — азиатская часть города.  Примерно в  тридцати километрах отсюда пролив выходит в Чёрное  море. Справа — причалы пассажирского морского вокзала дальних международных линий. Прямо перед нами – плотная застройка и ущелья улиц Бейоглу.

Перекрёсток. Здесь воды пролива соединяются с водами Золотого Рога и плавно переходят в воды Мраморного моря. Туда-сюда снуют паромы, катера, суденышки, по проливу солидно идут большие сухогрузы, танкеры и контейнеровозы. У причалов стоят огромные пассажирские лайнеры и откуда-то взявшийся парусник.

Перекрёсток! Перекрёсток великого множества путей из дальних далей в разные концы света!

Отстранённо и безмятежно застыл  в недоступной вышине  великолепный  Дворец Топкапы, презрительно, надменно, свысока глядя на это непрерывное Броуновское движение.  «Суета сует …», — тихо шепчет он,  размышляя  о вечном.

Рядом с Дворцом стоит, отстранённо глядя на суетность окружающего мира  из дымки вечности Айя –София,  древний «Собор Премудрости Божией».  Дальше – мечеть Султанахмед.

Залив Золотой Рог, Галатский мост, район Большого Базара, Башня  Беязида.  На башне  также устроена обзорная площадка.

Ещё один мост через залив.

От горизонта до горизонта удобно расположился на рассеченных заливом  невысоких горах огромный вечный город.

Кварталы Бейоглу и дальше на север небоскребы новых, современных районов.

В районе Бейоглу,  расположенном  на крутом холме севернее Золотого Рога, на протяжении  столетий жили иностранцы.  В награду за помощь  при освобождении Константинополя  от крестоносцев-латинян  в 1261 году район Галата был подарен генуэзцам.  Правда, генуэзцы помогали Византии не просто так. Это был хоть и  значительный, но всего лишь  эпизод в их непримиримой борьбе с богатой Венецианской республикой за контроль  над торговыми путями  Восточного Средиземноморья.  Полученную территорию Константинополя они рассматривали как плацдарм для дальнейшего продвижения на восток и север. Галатская башня высотой 60 метров построена генуэзцами в 1348 году для того, чтобы  наблюдать за кораблями, плывущими по проливу Босфор.

После завоевания Константинополя османами в 1453 году башня стала тюрьмой, затем военно-морским доком. Во времена мучительного рождения авиации Турция не избежала всеобщего увлечения  мечтами о полетах. Один из таких мечтателей, Эзарифен Ахмет Челеби, забрался на башню, прикрепил крылья и «полетел». Долгое время башня использовалась «МЧС» султана в качестве пожарной каланчи. Теперь же на верхних этажах башни расположили рестораны, ночные клубы.

В районе Бейоглу в эпоху Османской империи  селились испанские евреи, армяне, хозяева Константинополя греки,  ставшие  в Стамбуле иностранцами. Традиционно в этом районе располагались  европейские посольства, а после перенесения столицы в Анкару – консульства. Российское консульство находится на улице Истикляль (Istiklal caddesi)  443;  тел. (8-10-90-212) 292 51 01.

О! Дачка на крыше.

Ещё одна, патио.

А здесь довольно большой ресторан.

Ну, ещё разок взглянем  на Босфор.

На Галатской площади.

Семейный бизнес, передающийся старшему  сыну по праву первородства. Видите, как он внимательно, изучающе наблюдает. А младший – ему что? Ему надо свое искать, вот он и обзванивает друзей, поднимает связи. Куда его занесет? Вечная проблема младших сыновей!

Ресторан-бар-магазин.

Магазин музыкальных инструментов.

Вниз по улице, идущей вверх.

На улице Galip Dede caddesi.

Истикляль джаддеси. Бывшая Гранд-рю-де-Пера, на которой  в конце XIX века строились европейские посольства и жилые дома  в стиле европейской архитектуры того времени. Этот район назывался Пера. Сегодня улица Истикляль и прилегающие переулки заполнены магазинами, ресторанами, маленькими барами, кинотеатрами. На протяжении всей улицы, от площади Тюнель до площади Таксим, нет автомобильного движения. И только маленький старинный трамвай медленно и осторожно пробирается сквозь толпу пешеходов.

Увидев этот вагончик,  мысленно перенеслись на другую сторону Европы, на крайний запад, в Лиссабон. Там по крутым подъемам – спускам  изогнутых узких улиц ходко бегают такие же маленькие трамвайчики. А возле ворот старинной крепости на вершине холма стоит перед маленьким мольбертом русский художник и тонкой кистью выводит на ослепительной белизне ватмана черные силуэты города с непременным желтым трамвайчиком. Там трамваи оранжево-желтого цвета. Здесь в Стамбуле они красные.

Грустные песни Босфора.

В районе улицы Истикляль есть католическая, православная, армянская церкви.

Шахматы, шашки, нарды, кофе, отдых в тишине, покое и прохладе тенистого переулка.

На противоположной стороне улицы маленький ресторанчик. Его служители ожидают клиентов. А для их привлечения вывешено меню с указанием цен. И надо сказать, относительно не дорого.

Протестующий электорат (или чего-то требующий).

А вот здесь – штаб этого протеста – ТКП.

И вот наконец-то мы пришли на площадь Таксим. В переводе с турецкого «таксим» — центр водоснабжения.  В старину здесь размещались  построенные в 1732 году, при султане Махмуде I, водосборники, где скапливалась вода, а затем поступала в городскую зону. На площади находится монумент Независимости.

На первом плане конечно вожди. И непременно с приветливой улыбкой протягивают  в дружеском приветствии руку,  как бы показывают открытость и чистоту своих намерений.  Зовут вместе, сплоченно, уверенным шагом бодро пройти к светлому будущему.

Но за право похода по пути к всеобщему счастью надо бороться. Для этого нужны пушки, преданные офицеры и герои-солдаты, готовые отдать последние капли крови за победу революционных идей. А также образцы для подражания,  герои из народа в лице этой раскрепощенной женщины. И какая-то неопределенная толпа позади – народ, или как ныне говорят, электорат. Или по-простому,  по-старинному,  без нынешней затуманенности мозгов иноязычным словоблудием, быдло, холопи.

Дело защиты демократии, законности и порядка – в надежных, крепких руках!

Устав от похода по улицам и обилия информации, возвращаемся в отель и на боковой улочке вдруг обнаруживаем нечто удивительное: русское кафе «Марина». И даже «парЕХмахерская».

Зашли  попробовать, тем более, что немного устали от турецкой кулинарии. Все-таки многовато в ней перца и всяческих пряностей. Поднявшись на второй этаж, обнаружили небольшую комнату, пять или шесть столов, размещенных довольно свободно, покрытых зелеными скатертями. Салфетки, специи. Для некурящих. Тут же маленькая кухня, в которой сидит, ожидая клиентов, повариха турчанка. Официант (вероятно, ее сын) в зале. Выглядит как  парень из  какого-нибудь Гуся Хрустального, только говорит с турецким акцентом.  Чистенько, уютно, очень узнаваемо,  напоминает придорожную чайную. Меню предлагает большой выбор и, как показал эксперимент, приготовлено все вкусно, действительно в русских традициях.

Обыкновенный обед:

Суп – 5 лир, котлеты по-киевски – 7 лир, гречка – 4 лиры (не дорожает?),  свежий салат – 3 лиры, пиво – 7 лир (пиво немецкое).

Итого – 26 лир, т.е.  440 рублей или 11 евро. Неплохо.  Рекомендуем.

В соседних обыкновенных ресторанах раза в два дороже. Там интересный порядок, этакий бригадный подряд: один прохаживается по улице рядом с рестораном, выискивает потенциальных посетителей, зазывает и уговаривает посетить ресторан; уговорив и усадив клиента за стол, он куда-то уходит; прибегает другой, кладет меню, уходит; третий не глядя на посетителя, сервирует стол; приходит второй, принимает заказ; третий приносит первое блюдо; четвертый – салаты и вторые; пятый – напитки, десерты; пробегая мимо, шестой, седьмой и т.д. хватают со стола и быстро уносят освободившуюся посуду. Снова приходит первый и с ним-то и рассчитываешься. Карточки не в почете, только наличные.

Попробовали экзотику, raki. Официант принес порции в высоких узких стопках, заполненных наполовину. Стопки помещены в металлические холодильнички со льдом. Одновременно подал по стопке чистой холодной воды и вылил её в стопку с ракы. Продукт тут же помутнел, побелел, но говорят, так и должно быть. На вкус как детская микстура поначалу, но надо пить не залпом, как у нас принято, а маленькими глотками. Постепенно привыкаешь к необычному вкусу и даже как-то приятно. Хорош также кофе по-турецки, также со стаканом чистой ледяной воды.

А как приятен крепкий чай в стаканчиках-тюльпанчиках где-нибудь на набережной Босфора. Местные часами сидят в уличных ресторанчиках  в  состоянии богоразмышления и созерцания морских далей. К вкусу чая добавляется вкус крепкой морской соли, запах свежего ветра дальних странствий!

Дворец Долмабахче. Построен при султане Абдул-Меджиде в 1856 году. Пышный, богато украшенный на деньги иностранных кредитов дворец последних турецких султанов. Здесь же жил Кемаль Ататюрк  в  тридцатых годах прошлого века, здесь он и умер 10 ноября 1938 года.

Рядом с дворцом размещается мечеть Долмабахче.

Фасад дворца поздно вечером освещен прожекторами.

У причалов Кабаташ стоят паромы, приглашая на морские прогулки.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

06.05.1946 г. Ковров, Ижевск, Свердловск-45 (ныне Лесной), Казань, Москва, Луцк, Москва. Казанский авиационный, двигатели, инженер ракетных войск, КБ им. С.А. Лавочкина (Химки), Луцкая дивизия Ракетных войск стратегического назначения (в/ч 43180, комплекс Р12 (8К63)), ОАО "Военно-промышленная корпорация "Научно-производственное объединение машиностроения" (Реутов). Пенсия, пока работаю.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Site Footer

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *