Menu
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Семейный сайт — все что нам интересно в прошлом, настоящем и будущем

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ЧЕТЫРЕ ДНЯ В СТАМБУЛЕ. ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ.

[mashshare]

 

(1)

(2)

 ПРИНЦЕВЫ ОСТРОВА.

(АДАЛАР — ОСТРОВА)

 Накануне, гуляя по набережной возле мечети Долмабахче, мы обнаружили причал, с которого отправляются морские суденышки, паромы или кораблики  (как они называются, не придумаю),  на Принцевы острова.  Жители хранимого Аллахом  города  называют их просто Острова – Adalar по-турецки.  Когда слышишь это и другие подобные слова, сразу вспоминается родная нам Казань. Дело в том, что турецкий и татарский языки – близкие родственники. Множественное число в татарском также обозначается прибавлением к названию предмета в единственном числе  окончания «-лар»: госпожа – ханым;  дамы (много госпожей) – ханымлар.

Так и написано на павильончике причала: Kadikoy-Adalar iskelesi.  Kadikoy –  район в азиатской части, а что касается iskelesi, то я перевел это просто «исколеси», т.е. по кольцу. Оказалось, что в данном случае я был прав на все 100.

(3)

Павильончик расположен почти напротив конечной остановки трамвая «Кабаташ». Мы приехали туда рано утром, пробились сквозь шумную толпу жаждущих уехать, уплыть, вырваться из городской жары на море, к воде, и встали в длинную очередь к автоматам, чтобы купить жетоны. Стоимость плавания  до островов (в один конец) – 3,5 лиры. Автоматы принимают монеты и бумажные деньги  в 5, 10 лир, только бумага должна быть  не мятой.  Очередь прошла быстро и через пять минут, бросив по жетону в отверстие турникета, мы уже  прошли в зал павильона, заполненный  пассажирами.

Причалил паром,  служители оттеснили толпу в сторону, освобождая  выход прибывшим, а затем дали команду на посадку. Все прошло в точности, как у нас  (т.е. люди везде одинаковы): вся толпа ринулась, кто быстрее, стремясь занять места получше. Не зная, что же тут лучше, мы разместились там, где удалось занять сидячее место. Успели! Ходу до островов полтора часа. Немного, но хотелось провести это время в относительном комфорте, не торча где-нибудь у стенки на проходе, в толкотне. Да и обзор окружающих пейзажей безусловно имел значение весьма немаловажное.

Двигатель загудел, громко заурчал, и мы отчалили.

(4)

За кормой все шире разворачивалась панорама района Бейоглу, открывался вид на Босфор, залив Золотой Рог. Очень близко к берегу прошли Дворцовый мыс. На ярком солнце в густой зелени парка сверкал белизной стен Дворец Топкапы, хорошо видны были крепостные стены.

(5)

Следом открылись во всей красе Айя-София, Голубая мечеть, позади холма показалась башня Беязида.

(6)

Пересекли южное устье Босфора и подошли сначала к причалу Кадыкёй на азиатской части города. Рядом с причалом расположен крупный транспортный комплекс: грузовой морской  порт и железнодорожный узел с вокзалом Хайдар-паша. Первая в Анатолии  железная дорога была построена в 1873 году на деньги Дойче банк. А в 1898-1908  годах также немецкими инженерами были построены несколько вокзалов,  в том числе и Хайдар-паша.

(7)

(8)

Наконец, город остался позади, мы вышли в Мраморное море. Впереди, на горизонте показались силуэты  Принцевых островов.

(9)

(10)

Свое название острова получили в Византийскую эпоху. Они  использовались  как место ссылки членов  семьи византийских императоров. Семьи в широком понимании, именно  в том широком,  какое применяется сегодня, когда говорят о наших российских современных великосветских «семьях». На островах находился единый религиозный центр с монастырями. На острове Бюйюкада  в VI веке был построен  дворец Юстина II.  Османская флотилия под командованием  Балтаджиоглу Сулейман-бея  захватила архипелаг в апреле 1453 года. Но права владения островами  хозяева новой империи – султаны —  дали греческому Патриархату. Поэтому на островах стали селиться немусульманские жители Османской империи. Турецкое же население появилось в основном с середины XIXвека, в особенности после того, как в 1846 году было открыто пароходное сообщение с материком и острова стали популярным летним курортом.  Наиболее  состоятельные турки стали строить здесь роскошные особняки.  Были устроены парки.  Сейчас на островах живут около 20 тысяч человек, в основном турки, но имеются общины греков, армян, евреев.

Остров Кыналыада («остров с хной» или по-гречески Проти,  Πρώτη,  —    первый) слепил на солнце белизной своих вилл, тесной толпой взбирающихся на довольно высокий холм. Набережная рядом с причалом была уставлена лежаками, а в прибрежной полосе теплого, спокойного моря плескался отдыхающий народ. На этом острове, говорят, есть два приличных пляжа: Ayazma  и  Kamo”s Beach Club. Но они расположены в Монастырской бухте на западной стороне острова, противоположной от причала. Добираться туда надо на фаэтоне или мотоботе.

(11)

(12)

(13)

На скамье по соседству что-то горячо обсуждали турецкие красавицы.

(14)

Отметились на острове Бургазада (по-гречески Антигони – Αντιγόνη).  Пляж Kalpazankaya(турецк. «скала мошенника») находится здесь у одноименной скалы. Обогнули необитаемый маленький остров Кашикада («остров-ложка» или Пита по-гречески, Πίτα).

(15)

Подошли к острову Хейбелиада – «остров с сумкой» — или Халки по-гречески, Χάλκη. Здесь имеются два пляжа: Sadık Bey у Мельничного мыса и Ada Beach Club в бухте Чам Лиманы.

(16)

(19)

Пройдясь по палубам парома и оглядевшись вокруг, мы вдруг обнаружили, что пройдя час по морю и думая о городе, как о чем-то оставленном далеко позади, мы никуда от него не ушли. Стамбул все также охватывал нас со всех сторон, напоминал о себе полосой застройки цвета светлой охры, тянущейся вдоль всего берега моря и пропадающей где-то за горизонтом.  Далеко ли?

(17)

(18)

Вот и самый большой остров – Бюйюкада. Büyük по-турецки – большой. Его площадь – 5,36 кв. км, высота двух вершин 163 м и 201 м над уровнем моря.

(20)

Отсюда, от причала Бюйюкада, через пролив до Хейбелиада километров  пять-шесть.

(21)

Выйдя на берег, мы просто остолбенели от картины такого же муравейника, как и в центре Стамбула. Вся набережная плотно заставлена торговыми рядами, ресторанчиками. Невысокие, оригинальной архитектуры дома, окрашенные в светлые цвета, разделенные узкими улочками, круто забираются по склону высокого холма. Везде толпы то ли отдыхающих, то ли местных жителей, нам это трудно понять. Поселок расположен в северной части острова.  Читали мы, что на острове есть аж четыре пляжа, до которых можно добраться на фаэтоне. До одного – Kumsal  даже якобы можно от причала дойти не спеша пешком. Где-то он совсем недалеко. Но вот досада, мы так и не дошли..

Пройдя  вдоль берега, сколько хватило сил, мы  поискали, где бы нам присесть и по возможности окунуться в море.

(22)

Неширокая полоса асфальта на уровне метра два над морем отделяет  строения от непосредственно береговой полосы, на которой хаотично набросаны  большие, примерно от 50Х50 см до 1Х1,5 метра,  необработанные камни. Вот как их откололи от скалы где-то в каменоломнях, так и привезли, и бросили.   Я пожалуй, не прав сказав, что хаотично набросаны. Как раз в этом наблюдается определенная закономерность, ведь они должны противостоять штормовым ударам волн и не допускать разрушение береговой черты. Хорошо, но как же тогда купаться, ведь на эти камни, да еще мокрые, и наступить-то боязно – поскользнешься,  все ноги переломаешь, храни нас Аллах от этакой напасти. Так вот, для такой надобности устроены этакие перелазы : металлические лестницы со скользкими деревянными ступенями. Но спустившись со ступенек, попадаешь если и не на такие  же камни, то что-то близкое. В точности такие же устройства мы видели и в самом городе на набережных. Они вряд ли предназначены целенаправленно для облегчения плюханья в море горожан  в жаркую погоду. Просто за неимением  другого используют это.  Как всегда, нет гербовой – пишут на газетной.   Хорошие,  песчаные оборудованные пляжи, вероятно, расположены немного дальше.  Пляж  Nakibey находится на восточном побережье где-то за чертой поселка. Пляжи  Prenses и Yörük Ali – у основаниия мыса Дил Бурну (Язык). Туда надо добираться на конных экипажах или на мотоботах.

Ну что сказать на  информацию путеводителей?  Повторить вслед за стариком Фамусовым: «Все врут календари!»? Да вроде бы не врут,  просто когда попадаешь куда либо впервые, все кажется  таким запутанным, неизвестным, что требуются большие усилия, затраты энергии, чтобы пройти какие-то расстояния, изучить расположение объектов. Потом будут просто смешны  все совершенные ошибки, глупые дергания. Окажется, что все расположено очень даже близко и все  очень просто, и не требуется никаких усилий. Но, когда мало времени, а сил тем более, когда печет стоящее в зените солнце, когда не освежает  легкий морской ветерок, и хочется только одного: быстрее погрузиться в море, то  уже и камни не помеха.  Мы поступили так, как поступили многие местные жители. Вообще, посещая новые, незнакомые страны и не зная каких-то местных тонкостей, надо сначала посмотреть, а  что делают в этом случае местные. И делать то же и так же, без излишней суеты, конечно.  Люди тут живут, они знают, что и как надо делать, да и выделяться не имеет смысла. Мы расположились на затоптанном чахлом газоне, спустившись по скользкой лестнице буквально плюхнулись в море и получили наконец награду: теплая, прозрачная морская вода, небольшие волны. Искупавшись, немного поплавав, остыв в воде и в тени,  рассмотрели поселок, какие-то незнакомые деревья все в цвету.

(23)

С выступающего в море мыса  хорошо просматриваются остальные большие острова: Хейбелиада, Бургазада и Кыналыада.

(24)

(25)

На островах  запрещено автомобильное движение,  для  передвижения  можно пользоваться  запряженным парой лошадей фаэтоном.

(26)

(27)

(28)

Где-то здесь, на острове Бюйюкада, в такой же вилле, как просматривающаяся на втором плане ,  в 1929 – 1933 годах жил Лейба Бронштейн, более известный мировой крайне революционной  общественности как Лев Давидович Троцкий.  Тот самый, который был готов при первой же необходимости, не задумываясь, бросить Россию, как вязанку дров, в костер мировой революции. Но другие, не менее революционные революционеры, в ходе драки «пауков в банке» вспомнили опыт византийских императоров, выслали Троцкого из страны устроили так, чтобы он оказался на Принцевых островах. Надо полагать, под плотным надзором.

Всего островов насчитывают девять. Кроме упомянутых есть еще:

-Седефадасы – «перламутровый остров», Теревинтос по-гречески, Τερέβινθος;

-Яссыада – «плоский остров», Плати по-гречески,  Πλάτη;

-Сивриада – «остроконечный остров», по-гречески Оксея, Οξειά;

-Тавшинадасы – «заячий остров», Неандрос по-гречески, Νέανδρος.

Мы решили переплыть обратно на остров Кыналыада, там вроде бы видели пляж поинтересней.

(29)

Позади  белел павильон в мавританском стиле – морской вокзал острова Бюйюкада.

Северная оконечность Бюйюкада.

(30)

(31)

Мимо проплыл морской лицей.

(32)

(33)

(34)

Остов Бургазада.

(36)

(37)

И вот он – пляж возле причала на острове Кыналыада.

(38)

(39)

(40)

Неширокая проезжая часть, по которой идут толпы людей, пробиваются велосипедисты. Узкий тротуар, узкая полоса газона, на которых ставятся лежаки, а далее полоса камней, здесь уже более мелких, но пройти по ним босиком сложновато. Лучше всего купаться в кроссовках. Взять лежак – 10 лир. Вам будут старательно всучивать еще один лежак – 10 лир, и большой зонт – еще 10 лир.  Если на целый день, ладно,  но мы посидели пару часов, искупались – и пора в город.

На причале повторилась та же процедура: ожидание в толпе, бег в стремлении занять место. И вот мы уже идем в сторону города.

Набережная  Кадыкёй.

(41)

Прошли мимо башни Леандра. Она построена в XVIII веке на маленьком острове, на месте старой византийской крепости. Служила карантинным пунктом, таможенным постом, маяком и пунктом взимания морских платежей. То  есть, известное морякам строение.

(42)

Мраморное море осталось далеко позади.

(43)

Впереди – Босфор.

(44)

Дворец Долмабахче.

(45)

Рядом с ним мечеть  Долмабахче.

(46)

И вот уже пришли – причал Кабаташ.

(47)

Закончилось наше путешествие по этому огромному, прекрасному городу. Осталось только быстро собраться — и на воздушное судно. Как известно, суда бывают трех родов.

Утром, проезжая в аэропорт Ататюрк по длиннейшей, идущей вдоль берега моря Kennedi caddesi, мы увидели промелькнувшие мимо остатки стен Феодосия.  Это грандиозная цепь стен, которая была построена в 412-422 годах, во времена правления императора Феодосия II, и  более тысячи лет защищала Константинополь  от вражеских нашествий.  На Золотых воротах воины первого варяжского киевского князя Олега в 907 году прибили свои щиты в честь победы над греками:

«Победой прославлено имя твое,
 Твой щит на вратах Цареграда.»
                                                                        А.С. Пушкин, «Песнь о вещем Олеге»

Была в те времена такая хулиганская традиция. Типа «здесь был Вася».

Самолет взлетел и круто взял на север. Внизу как на огромной карте сквозь редкие облачка был хорошо виден Босфор. Потом заблестели на солнце воды Черного моря, показался берег Крыма или Тамани. Мы летели на север, в  Россию.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

06.05.1946 г. Ковров, Ижевск, Свердловск-45 (ныне Лесной), Казань, Москва, Луцк, Москва. Казанский авиационный, двигатели, инженер ракетных войск, КБ им. С.А. Лавочкина (Химки), Луцкая дивизия Ракетных войск стратегического назначения (в/ч 43180, комплекс Р12 (8К63)), ОАО "Военно-промышленная корпорация "Научно-производственное объединение машиностроения" (Реутов). Пенсия, пока работаю.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Site Footer

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *